75 лет Победы в Великой Отечественной войне

Весна 1945-го года, кажется, была очень давно. Но, если мыслить категориями не краткой человеческой жизни, но Истории, то окажется: те, кому сейчас 20-30 лет – правнуки тех, «кто в Ленинград пробирался болотами, горло ломая врагу». Генетическая память о войне - фактор вполне реальный. С его помощью дети узнают о силе духа отцов и дедов, утверждаются в любви к Отечеству. Настолько велик подвиг народа, победившего фашизм, что на эту тему нелепыми кажутся пустые славословия. В год 65-й годовщины Великой Победы наш долг – собрать, сохранить и распространить бесценные материалы истории ХХ века - воспоминания солдат-Победителей. Их авторы – люди с похожей судьбой, ветераны войны и УИС. Всем им в 1941-м было по 17-20 лет и, несмотря на молодость, они с честью вышли из горнила испытаний.    

На фронтах Великой Отечественной войны сражались более трех тысяч сотрудников органов внутренних дел и уголовно-исполнительной системы края. Родина высоко оценила мужество и доблесть сотрудников уголовно-исполнительной системы: 176 орденов Красного Знамени, 493 ордена Отечественной войны, 1539 орденов Красной звезды, 280 орденов Славы, 673 медали «За Отвагу», 1306 «За боевые заслуги» получили наши ветераны. Полководческие ордена были вручены 25-ти сотрудникам, трем – орден Богдана Хмельницкого, одному – Александра Суворова.

Ветераны УИС вспоминают войну…

Иннокентий Федорович Рюмин:

«2-й Украинский фронт и 5-я танко­вая армия, в составе которой находил­ся наш полк, с тяжелыми боями упорно теснили врага, продвигаясь на запад, освобождая от немецкой оккупации украинские города и села. Я до сих пор с содроганием вспоминаю страшные картины сожженных дотла деревень, обезумивших от страха стариков и осиротевших детей. Горю и ненависти не было предела. Чувство мести переполняло каждого русского солдата».

И. Ф. Рюмин родился 1 декабря 1923 года в селе Мокруша Казачинского района Красноярского края. Участник боев на 2-м Украинском фронте, был командиром взвода управления минометной батареей. 14 декабря 1943 года в ходе боев за освобождение Кировограда Иннокентий Федорович получил ранение. После долгого лечения в госпитале был демобилизован и отправлен на завод в Свердловск, где работал мастером инструментального цеха.

В августе 1944 года уехал на родину, в Красноярский край. Весной 1945 года поступил на службу в органы МВД. Первым местом службы стал Норильск. Служил сначала в политотделе, затем – в спецотделе управления.

В январе 1947 года И. Ф. Рюмина отправили на службу в Хакасию на должность начальника спецотдела на руднике «Коммунар», где заключенные строили горно-обогатительную фабрику и работали в золотодобывающей шахте.


В 1964 году Иннокентий Федорович окончил юридический факультет Томского государственного университета. С 1965 года местом службы стала ИТК-7 (село Арейское). В должности начальника отряда ИК-7 служил до 1970 года, после чего был переведен в ИК-27, где работал начальником спецотдела. В 1974 году в звании майора внутренней службы вышел в отставку. Затем еще 8 лет работал в школе колонии учителем истории.

Подробнее…

Григорий Ильич Хохлов:

Григорий Ильич Хохлов 32 года прослужил в уголовно-исполнительной системе, из них 22 года – в ИК-6.

Родился Григорий в селе Большой Улуй Ачинского района в 1926 году. В большой крестьянской семье он был последним ребенком. Когда в 1933 году отец его умер, взрослые братья и сестры разъехались. Остался Гриша единственным мужчиной в семье. После 6 классов школы, выучился Григорий в Ачинском ФЗО на столяра. Однако работать его взяли в местное отделение сберкассы старшим инспектором – почерк был хороший. В 1943 году 17-летний Григорий Хохлов был призван в армию. После окончания школы снайперов в 1943 году, попал рядовым в пехоту на Прибалтийский фронт.

Повоевать ему пришлось всего 3 месяца, в августе 1944-го под Ригой ранило. Разрывная пуля попала в ногу – на выходе пули из тела образовалась огромная рана: 15 на 35 сантиметров. Сослуживцы донесли Григория до ближайшего сарая, куда сносили всех раненых и снова ушли в бой. Именно здесь, по словам Григория Ильича, он и понял, что есть на свете Бог. До ближайшего полевого госпиталя отвозил на телеге раненых старик из хозобслуги. Когда дошла очередь до Григория, узнав, из какого он подразделения, старик сказал: «Так ты не из нашего полка! Жди! Мне еще своих возить, не перевозить».

К вечеру Григорий понял, что умирает. Он уже не мог двигаться и почти не мог говорить. Помогла счастливая «случайность». Зашли в этот сарай три танкиста, сели перекусить, достали фляжку со спиртом. Один из них все посматривал на Григория, а потом подошел, спросил, что с ним. Через минуту танкисты под пистолетом заставили все-таки старика отвезти молодого бойца в медсанбат.

Еще семнадцать дней хирурги боролись за его жизнь практически на передовой. Он перенес гангрену, 2 операции, затем 15 суток, забинтованный по горло, добирался поездом до госпиталя в городе Луза. Здесь он провел ещё полгода. Григорий Ильич до сих пор с благодарностью вспоминает молодую девушку-врача, очень долго уговаривавшую его согласиться на пересадку кожи. Со здоровой ноги ему пересадили 365 лоскутков.    В апреле 1945-го на костылях вернулся Григорий домой.


Устюгов Михаил Васильевич:

Коренной сибиряк, родился 6 августа 1924 года в с. Усть-Дербино Даурского (ныне Балахтинского) района. Его отец и мать были крестьянами. Выращивали хлеб на своей пашне. Потом, как и все, «вступили» в колхоз. Однако дела там не заладились, и пришлось искать работу где придется. Сначала отец работал в леспромхозе, а затем стал ездить в Красноярск подрабатывать.

В конце концов, в 1937 г. вся семья из семи человек перебралась в Красноярск. Дети подрастали, а в селе не было школы. Накопленных средств едва хватило, чтобы купить засыпушку в поселке, расположенном в районе нынешней Предмостной площади. Когда Михаил учился в 9 классе, заболел отец. Пришлось сыну самому искать работу. Взяли учеником бухгалтера на судоремонтный завод (почерк был хороший).

В 17 лет, 12 мая 1942 года, призвали Михаила в армию. И здесь пришлось учиться. Окончил в Кстове сержантскую школу, стал командиром расчета «катюши». Осенью 1942 года уже участвовал в Сталинградской битве.

Людей там не хватало, — вспоминает Михаил Васильевич. — Очень много тогда пришло на фронт нас, необстрелянных. Приходилось надеяться только на себя. А немцы давили, пытались отрезать левый берег Волги, лишить передовые части снабжения. Очень часто проводили «психические атаки». Итальянская авиация бомбила наши позиции дырявыми стальными бочками. Я очень хорошо запомнил, как действует на человека душераздирающий звук таких «бомб».


Из-за нехватки пехоты даже приходилось использовать «катюшу» для стрельбы прямой наводкой. Представляете: вырыли мы специальные траншеи, заглубили машины. И вот как даст наш дивизион залп из 128 мин, каждая длиной по полтора метра, прямо им в лоб! Так сплошной огонь на немецких позициях стоял. И так три месяца мы оборонялись.

Наконец, 19 ноября пошли на прорыв. Немцы подготовили к наступлению 180 танков на 8 утра. А мы подготовили удар на час раньше. Приказано было даже заминировать «катюши» на всякий случай, чтобы не достались врагу. Операция прошла успешно. За участие в ней многие были представлены к орденам, в том числе и я.

На следующий день меня ранило. Получилось так, что три немецких танка, окопавшись на высотке, методично обстреливали деревеньку, где скопилось очень много нашей пехоты. Большие потери были. И пришлось нашим «катюшам» вступить с ними в артиллерийскую дуэль. Однако противниками мы были неравными. У нас-то брони не было. И вот после очередного залпа взял нас танк «на мушку», пристрелялся. И не хватило нескольких минут, чтобы перебазироваться.


От взрыва у моей машины отлетели колеса в разные стороны. И меня ранило в ногу. Попал в госпиталь в Средней Азии. Затем выучился на командира артиллерийского взвода в Фергане. Получил лейтенанта — и снова на фронт. Теперь уже Ленинградский. Помню, подошли к линии Маннергейма. В скалах были вырублены огромные доты, и даже казармы, облицованные внутри мрамором. Подойти невозможно, даже авиация своими бомбовыми ударами ничего не могла сделать. Помогла русская смекалка. Стали «бомбить» деревянными бочками с бензином. А затем бросать зажигательные бомбы. Только таким путем и одолели знаменитые укрепления. Там меня опять ранило. При передвижении орудия на новую позицию нас засекла вражеская артиллерия. После взрыва, придя в себя, подумал: ноги оторвало. Посмотрел — нет, здесь. А в груди все булькает от крови. Боец отнес меня немного в тыл, на наблюдательный пункт, а сам ушел в бой. Подобрала меня утром чуть живого, в луже крови, похоронная команда. Опять потянулись госпитали, затем я был комиссован и в конце 1944‑го вернулся в Красноярск.


Николай Степанович Афанасьев:

Николай Степанович жил и учился в Ужуре. В июле 1941 года окончил 7 классов и пошел работать. Там же, в Ужуре, в артели «Заря» катал валенки для солдат на фронт.

Призван в армию в декабре 1942 года. В Ачинске, в школе военных связистов, 6 месяцев обучался на радиста. В июле 1943 года эшелон, сформированный в Красноярске, прибыл в район Тулы. В этом эшелоне ехал и Николай, с этого момента началась его фронтовая биография.

Николай Степанович о своем личном участии в боевых действиях предпочитает умалчивать, видимо, из простой солдатской скромности. А вот о боевом пути стрелкового корпуса, в составе которого он прошел всю войну, охотно рассказывает:

В июле-августе 1943 года Краснознаменным стрелковым корпусом прорыва «Тула-Москва» командовал генерал Ермаков. В это время наступала танковая армия, которой командовал немецкий генерал Гудериан. Немцы были остановлены. С тяжелыми потерями, потеряв более 100 танков, немцы отступили (только специально обученными собаками-лайками было подорвано 40 танков).

В августе 1943 года корпус был направлен на Калининский фронт. После проведения операции по прорыву вражеской обороны корпус в сентябре 1943 года был переброшен на Белорусский фронт. Там, при прорыве фронта с флангов, нам не было оказано поддержки, в результате попали в окружение. После недельных боев наш фронт подтянулся. А наш корпус с тяжелыми боями к февралю 1944 года продвинулся на запад более чем на 800 километров. В марте 1944 года корпус был переброшен под Великие Луки к Ленинграду.


Немцы тогда в листовках писали: «Когда ваши Катюши повенчаются с нашим Ванюшей, тогда и войне конец». Ванюша — немецкий шестиствольный миномет — «скрипун». Наш генерал Баринов отвечал: «Мы свою Катюшу повенчали с Андрюшей, ждите нас в гости». Андрюша — это одиночный реактивный снаряд до 100 кг.

В сентябре-октябре 1944 года немецкая военная группировка была выбита из-под Ленинграда. В дальнейшем корпус участвовал в боевых действиях в Прибалтике, и в апреле 1945 года мы с тяжелыми боями дошли до Кенигсберга. 6‑7 мая Кенигсберг был взят.

В мае 1945 года корпус был переброшен на Северный Кавказ, с целью недопущения нападения турок. Стоял корпус в Орджоникидзе, и прослужил я до 18 февраля 1948 года…».

Николай Степанович Афанасьев награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, двумя медалями «За отвагу», медалью «За взятие Кенигсберга».

С 1969 по 1985 год служил в учреждении ИЗ-19 /2 (г. Минусинск).


Дмитрий Васильевич Кулигин:

Дмитрий Васильевич Кулигин родился 24 февраля 1917 года в селе Ново-Ленино Иркутской области. В 1933 году окончил школу. Затем учеба на курсах автоэлектриков и в Иркутской школе лесотехников. 1937-1938 гг. – работал техноруком в Кяхтинском лесхозе Бурятской АССР. В1938 году Дмитрий Васильевич призван на действительную службу в армию. Служил на Дальнем Востоке. 1942 г. – курсант курсов усовершенствования политсостава Дальневосточного фронта. 1943 год – младший политрук 235 отдельной курсантской бригады, курсант 23 отдельного запасного офицерского полка. По окончании офицерских курсов, в ноябре 1943 года, был направлен в действующую армию, на Западный фронт.

Такова краткая военная биография ветерана. А теперь – отрывки из его воспоминаний.

Пинские болота в Белоруссии: «Топь, вода, мокреть кругом, насквозь промокшие, холодно…»

Зима 43-44 гг.: «…лежим в снегу, голову не поднять, немцы настильным огнем поливают, справа бойца убило. Там чуть не замерз, руки обморозил. Старшина спас, водкой оттирал…»

Бой на высоте 202: «Летом 1944-го наша дивизия вела бои в Литве. Немцы окопались на высоте, как помню, высота 202, непрерывно обстреливали наши позиции. Поступил приказ взять высоту. Первыми направили штрафников, их немцы почти всех положили, на моих глазах тяжело ранило командира штрафной роты. Уцелевшие залегли, окопались. В атаку была поднята стрелковая рота, которой командовал я. Мы взяли высоту, закрепились на ней. Немцы контратаковали, на нас пошла пехота, танки. Они прошли через наши окопы. Два танка подбили гранатами. Я с автоматом отстреливался вкруговую. Рядом Сашка с гранатами, фамилию не помню. Только лицо. Оставалось нас 7 человек. Связался с комбатом, прошу подмогу. Комбат, матом - «держись!»

Высоту удержали».



Иван Николаевич Третьяков:

Военная биография Ивана Николаевича Третьякова началась в 1939-м - с боевых действий в районе реки Халхин–Гол:

«В мае 1937-го, в возрасте 20 лет, я был призван на срочную службу. Служил в артиллерийском полку на станции Дивизионная, недалеко от Улан-Удэ. В 1939-м наш полк получил приказ выступить на защиту Монголии. Разгрузились на станции Борзя, и 1 июня прибыли в район боевых действий. Недалеко протекала река Халхин-Гол. Поразился размерами рыбы, которая водилась в реке. Солдаты поднимали рыбину за жабры на вытянутую руку, а хвост касался земли. На вооружении у нас были 152-миллиметровые пушки, стреляли на 15 километров. Там увидел Георгия Константиновича Жукова. Военные действия продолжались до октября, затем – передислокация; продолжил службу под Улан-Батором, откуда в октябре 1940-го демобилизовался».

Вернувшись в родную деревню, И.Н. Третьяков стал председателем колхоза «Нива». До войны оставалось полгода. Вскоре стране вновь понадобился его боевой опыт. В мае 1941-го он призван в Омское пехотное училище; по окончании учебы направлен на фронт. Начал войну командиром пулеметной роты. Был командиром учебной роты, готовил младших командиров для фронта. С октября 1942-го - командир 190-й отдельной штрафной роты.

«13 июля 1943-го пошли в наступление. Возле деревни Камень, чтобы сократить потери, ночью форсировали реку. Плоты изготовить было не из чего. Недалеко был сгоревший хутор, там взяли доски, стволы деревьев. Многие не умели плавать, я тоже не умел: вырос в степи, речки не было. Оборону держали власовцы, сопротивление было жестоким. После боя нас осталось 12 человек, 117 погибло. За форсирование Десны был награжден орденом Александра Невского.


1 марта 1944-го в ночном бою был ранен, пуля вошла в правый висок и вышла в левую глазницу. Получил инвалидность.

После госпиталя служил в резервном полку, затем получил назначение комендантом в польский городок. Во время военных действий в чем-то было проще. Ты знал: враг - впереди, в окопах. А на освобожденных территориях не все радостно встречали освободительные войска. Среди мирных жителей были и такие: днем раскланивались, а вечером стреляли в наших солдат».

После войны Иван Николаевич трудился на производстве У-235 вплоть до 1973 года.


Николай Васильевич Панферов:

Родился в деревне Михайловка Ирбейского района. Детство, как у многих деревенских сверстников. С 15-ти лет, вплоть до декабря 1941 года – работа на тракторе в колхозе. Затем – армия, фронт.     

«16 июня 1943 года. Наша 279-я дивизия занимала оборону по Северному Донцу. В этот день мы получили приказ форсировать Донец и штурмом взять высоту Белая гора. Наша рота автоматчиков была направлена для поддержки передовых подразделений. Во время прорыва поредел офицерский состав: погиб командир 3-го взвода, пуля прошила руку командира 2-го взвода, ранило ротного. Я принял командование ротой.   

Заняв траншеи, мы приготовились к встрече с противником. Рота была хорошо вооружена: 100 автоматов, 10 ручных пулеметов Дегтярева, гранаты. Разведка доложила: враг приближается. Подпустили поближе, по сигнальной ракете обрушили на немцев шквальный огонь. После этого удара противник не решился на прямую атаку а, открыв ответный огонь, попытался сравнять нас с землей. Мы несли потери, но держались, отбивая все атаки.

Ночью роту перебросили к деревне Вороново, На рассвете наступление противника встретило мощный отпор. Однако и наши потери были огромны: осталось 10 человек. Постоянный артобстрел береговой линии Донца лишал нас возможности получить боеприпасы и подкрепление. А попытки выбить нас с позиций продолжались. Мы с трудом сдерживали натиск врага, но вскоре не осталось ни одной гранаты, практически ни одного патрона. Мы отступили, спрыгнув с горы в обрыв, где среди раненых я увидел тяжело раненого командира полка. Он подозвал меня и, собрав всех оставшихся бойцов, приказал остановить врага любой ценой. «Ни шагу назад!»

Собрав последние силы и остатки боеприпасов, вновь вступили в бой – настоящий траншейный бой. Я метал гранаты, стараясь попадать точно – лишних не было. В течение дня отбили 5 атак, но враг упорствовал. Стемнело; я поднял бойцов в контратаку. Тут-то и настигла пуля. Так для меня закончился бой на Белой горе.

В медсанчасти я пролежал около месяца. Когда вернулся в полк, все поздравляли меня с орденом Отечественной войны II степени. Тогда же я получил новый приказ принять взвод пешей разведки и с августа 1943 г. до конца войны прослужил разведчиком».


В составе 1005-го полка Николай Панферов участвовал в боях по освобождению Крыма и Севастополя. Июнь-август 1944 года - знаменитая Белорусская операция. Далее сражения в Прибалтике. Был ранен еще четыре раза. За проявленные мужество и героизм награжден тремя орденами Отечественной войны, двумя орденами Красной звезды. Имеет 13 медалей.

Война закончилась для Николая Васильевича под Лиепаей 8 мая 1945 года. Хотя был в его биографии еще эшелон на Дальний Восток, на войну с Японией. Но он был остановлен на станции Камышлов Свердловской области, часть расформирована в связи с победой над Японией. 27 декабря 1945 года демобилизован из рядов Советской Армии в звании лейтенанта.


Иван Семенович Забобонов:

Родился 30 августа 1912 года в деревне Шелковниково Болотинского района Новосибирской области. Русский. После окончания начальной школы переехал на станцию Тайга, работал угольщиком на складе.
В 1934 году был призван на действительную службу в ряды Красной Армии. Служил в Красноярске. Затем окончил в Ачинске полковую школу младшего комсостава и снова продолжал служить в Красноярске. За успехи был награжден значком «Отличник РККА». Задержал особо опасного преступника, совершившего ограбление магазина в таежном селе с убийством продавщицы. После этого решил остаться на сверхсрочную службу. В 1939 году окончил курсы младших лейтенантов. В начале 1942 года старший лейтенант И. С. Забобонов получил задание формировать батальон и готовить его к схваткам с врагом. Уже на этом этапе Иван Семенович показал высокое мастерство в обучении солдат, сержантов и офицеров, управлении и руководстве подразделением. Он с исключительным вниманием относился к подчиненным, вникал во все их нужды, во всем старался помочь и помогал.

И бойцы отвечали ему любовью. В первых же боях с немецко-фашистскими захватчиками они проявляли чудеса храбрости и стойкости. Примером для них служил комбат. Он умел не только сам быть бесстрашным, но и показывал образцы ведения и руководства боем, всегда спокойно, остроумно, правдиво и честно определял, оценивал и решал боевую задачу. «Неустрашимым комбатом» звали его друзья и товарищи. Батальон, которым командовал Иван Семенович, имел большой успех в наступательных и оборонительных боях. В феврале 1944 года он двое суток удерживал занятый рубеж, отразил четырнадцать контратак превосходящих сил противника и успешно справился с заданием. Через несколько дней батальон в ночном бою внезапным обходным маневром овладел венгерской деревней Юхалиш, взял в плен около тридцати солдат и офицеров противника, подбил вражеский танк, уничтожил около сотни фашистов. Во всех боях Иван Забобонов действовал смело и решительно, сам шел в боевые порядки, туда, где складывалась трудная обстановка, и личным примером вел бойцов на подвиг. Не раз бывало, что комбат вместе со своим штабом шел на штурм вражеских укреплений и лично вел огонь из пулемета по противнику.

Командование высоко оцепило бесстрашие и мужество Забобонова. Иван Семенович гордился этим, но никогда не зазнавался, а с еще большей энергией продолжал вести свой батальон к победе. Бойцы глубоко верили в своего командира, старались быть похожими на него. Не случайно солдаты, даже будучи раненными, не хотели идти в госпиталь, а просили оставить их в батальоне. Сержант Федуков после ранений дважды возвращался из медсанбата в родную часть. Красноармеец Куран был дважды контужен. Когда ему предложили ехать в госпиталь, он отказался, заявив: «Хочу быть только в своем батальоне у комбата Забобонова. Это наш отец, мы с ним пойдем до Берлина». Старший сержант Зарубин тайком ушел из госпиталя, чтобы до начала наступления успеть вернуться в часть.

Но до Берлина старшему лейтенанту Забобонову дойти не довелось.

4 декабря 1944 года части 99-й стрелковой Житомирской Краснознаменной дивизии 2-го Украинского фронта вышли к Дунаю южнее Будапешта, в районе острова Чепель.

Командира 2-го батальона 1-го стрелкового полка старшего лейтенант Ивана Семеновича Забобонова вызвал к себе командир дивизии. Перед батальоном была поставлена задача — в числе первых форсировать Дунай. Здесь же генерал утвердил представленный Забобоновым план этой боевой операции.

Ровно в полночь батальон сосредоточился в прибрежном кустарнике. Шел густой мокрый снег. По сигналу комбата воины бесшумно спустили на воду лодку и направились к противоположному берегу. Их внезапное появление застигло гитлеровцев врасплох.

С трудом оправившись от растерянности, фашисты открыли огонь из орудий, минометов и стрелковою оружия. Однако наши бойцы под командованием Забобонова стремительной атакой выбили врага с его рубежей, закрепились на плацдарме, создали круговую оборону.

Забрезжил рассвет. Со своего командного пункта старший лейтенант Забобонов внимательно следил за действиями противника. Когда появились фашисты, комбат возглавил отражение атаки. Наступавшие встретили сокрушительный отпор.

Двое суток продолжался ожесточенный бой. Только за первый день было отбито двенадцать атак, уничтожено несколько танков и свыше двухсот фашистских солдат и офицеров.

Врагу так и не удалось вернуть утраченные позиции. Наши бойцы и офицеры проявляли массовый героизм и отвагу. За этот подвиг пятнадцати воинам батальона, в их числе старшему лейтенанту Забобонову, Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Советского Союза.

Однако Ивану Семеновичу не удалось дожить до получения высокой награды Родины. При окружении будапештской группировки врага батальон наткнулся на сильно укрепленную линию обороны противника. Здесь было построено четыре ряда проволочных заграждений, три линии сплошных траншей, множество дотов и дзотов. Прямой наводкой били двенадцать вражеских орудий. В батальоне же всего насчитывалось двадцать семь человек. Задача стояла, на первый взгляд, невыполнимая — прорвать оборону врага. Кое-кто из бойцов засомневался: «Сил у нас мало, здесь не пробьемся». Иван Семенович хладнокровно и твердо ответил на это: «Ничего, орлы, сейчас один солдат должен одолеть полсотни врагов. Мы побеждали, и мы победим!». «Правильно, товарищ командир! — раздались голоса. — Мы победим!».

В ночь на 29 декабря 1944 года двадцать семь чудо-богатырей комбата Забобонова прорвали вражескую оборону, ворвались в траншеи и стали забрасывать гранатами дзоты и доты немцев. И враг не выдержал натиска, дрогнул. Все двенадцать фашистских орудий были захвачены, бойцы повернули их стволы на Будапешт и открыли огонь.

Батальон Ивана Семеновича Забобонова первым ворвался в город и на его окраине завязались уличные бои. Схватка шла за каждый дом, каждый квартал. Комбат с бойцами шел в атаку. Здесь и настигла его фашистская пуля. 1 января 1945 года в тяжелом, неравном уличном бою на окраине Будапешта пал смертью храбрых Герой Советского Союза старший лейтенант Иван Семенович Забобонов.

Похоронен в столице Венгрии городе Будапеште. Здесь его имя увековечено на гранитном обелиске на горе Геллерт. В пригороде венгерской столицы Диошиде И.С. Забобонову установлен памятник.
С тех пор прошло 65 лет. Но замечательный образ комбата не меркнет, подвиг его не забыт.


Петр Михайлович Бахарев:

Служба Петра Михайловича Бахарева началась на Дальнем Востоке. Когда грянула Великая Отечественная, он был курсантом военно-инженерного училища. Вскоре был сформирован сводный батальон, в составе которого выехал на фронт и Бахарев. Уже в первых боях сибиряк показал себя умелым бойцом, не раз в схватках с врагом проявлял смелость и отвагу.

20 сентября 1943 года 239-й гвардейский стрелковый полк (где воевал гвардии лейтенант Бахарев), преследуя противника, настиг его близ села Товстолес Черниговской области. Здесь у гитлеровцев были заранее подготовлены оборонительные позиции. Гвардейцы решили атаковать противника. Бахарев собрал комсомольцев батальона, объяснил им предстоящую задачу. Мнение всех было единодушным: село взять во что бы то ни стало.

Когда собрание подходило к концу, Бахареву передали письмо от родителей. Письмо было кратким, но Петр читал его несколько раз. Лицо лейтенанта стало серым и суровым. К нему подошел заместитель командира батальона по политчасти, участливо спросил:

- Как дела, комсорг? Какие новости от родителей?

Бахарев оторвался от письма, на глазах его были слезы. С трудом произнес:

- Младшего брата Ивана… убили…

- Крепись, Петро, и отомсти врагам, - обнял Бахарева замполит.

На рассвете следующего дня два батальона пошли в атаку. Гитлеровцы пытались сопротивляться, били по наступающим из пулеметов и минометов. Однако гвардейцы с ходу смяли их, пробились к центру села. Противник, подтянув свежие силы, контраковал наступающих. На поле боя появились вражеские танки и бронетранспортеры. В этот опасный момент никто из гвардейцев не дрогнул. Бойцы подпускали врага на близкое расстрояние и били по машинам из противотанковых ружей, подрывали связками гранат.

 В самый разгар боя выбыл из строя командир одной из рот. Бахарев взял командование на себя.

- Гвардейцы! – крикнул он. – Отсюда ни шагу! Бейте врага!

Рядом засвистели пули. Петр, ложась на землю, вдруг заметил: на огороде вблизи забора вырисовывались черное дуло пулемета и две вражеские фигуры. Прицелившись, нажал на спуск автомата. Оба гитлеровских пулеметчика сразу осели на землю. «Это вам за брата Ивана!» - прошептал Бахарев.
По примеру командира дрались отчаянно и комсомольцы. Бой длился чуть ли не весь день. В конце концов, противник был выбит из села. Бахаревцы подбили три танка, захватили трофеи и пленных.

Отважно действовал сибиряк и при форсировании Днепра в районе села Мысы на Черниговщине.

Стояла темная сентябрьская ночь. Шел дождь. Гитлеровцы нервничали, беспрестанно пускали ракеты, били по восточному берегу и по реке из минометов и пулеметов.

Гвардии лейтенант Петр Бахарев был в первой лодке. На середине реки по лодке хлестанула свинцовая струя. В пробитое пулями днище хлынула вода. Ее вычерпывали касками, пробоины затыкали пилотками, зажимали ладонями. Но лодка оседала все глубже. До берега пришлось добираться вплавь. Промокшие, дрожащие от холода гвардейцы затаились в кустарнике, дожидаясь остальных. Внезапно совсем близко взлетела ракета. В ее ярком свете Петр увидел над обрывом фигуру гитлеровского офицера. Тот бегал по берегу и, стреляя в темноту из пистолета, визгливо кричал:

- Рус, не переправишься!

Взлетела вторая ракета. И сразу же с нашей стороны ударил пулемет. Офицер вскрикнул и исчез.

К тому времени к четырем смельчакам, первыми переправившимся на западный берег Днепра, присоединялись все новые и новые группы бойцов.

- Ползком вперед! – тихо скомандовал Бахарев. Вскарабкавшись наверх, они сразу наткнулись на гитлеровца. Видимо, того, что бегал по обрыву. Он лежал на земле, похоже, раненый. Но, увидев вдруг рядом советского офицера, поднял руку и выстрелил. Мимо! Петр прикладом автомата выбил оружие из рук фашиста.

- Вперед! – вновь скомандовал Бахарев.

Вспыхнул короткий ночной бой, во время которого береговая охрана была уничтожена. Бойцы заняли оборону в захваченных у противника траншеях. Не смыкал глаз до утра лейтенант Бахарев. Надо было расставить бойцов на огневом рубеже, проследить, чтобы они прочистили побывавшее в воде оружие. Нужно было выбрать наиболее удобные позиции для пулеметов и минометов. Требовалось также приободрить людей.

Утром гитлеровцы обрушили на захваченный нашими воинами «пятачок» шквал огня, предприняли несколько атак, пытаясь смять десантников. В завязавшемся рукопашном бою комсорг Бахарев уничтожил четырех фашистов и одного взял в плен. Противник откатился назад. Плацдарм для высадки последующих групп бойцов на правый берег реки был обеспечен…

…В бою возле села Калинковичи Петр Бахарев обнаружил пробравшихся в наш тыл фашистских автоматчиков. Действуя решительно, он внезапным огнем из автомата начал косить гитлеровских солдат. Сколько он их тогда уничтожил, считать было некогда. Об этом говорила полная пилотка железных крестов, снятых с убитых.

После этого памятного боя Бахарев написал письмо в Сибирь. После обычных приветов сообщал о своих ратных делах, просил мать за него не беспокоиться. В конце письма он сообщил, что принят в партию, представлен гвардейским командованием к большой награде. К какой награде?

Об этом родители узнали из другого письма: «Дорогие Михаил Фомич и Софья Андреевна! От души поздравляю вас с присвоением вашему сыну Петру Михайловичу, а моему боевому другу и товарищу по оружию, звания Героя Советского Союза, с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Ваш сын является гордостью не только вашей семьи, но и всей нашей славной Красной Армии. Спасибо вам наше гвардейское за воспитание Петра, бесстрашного воина, офицера-гвардейца.

Герой Советского Союза гвардии старший лейтенант Никита Александров».

В послевоенные годы Петр Михайлович более 30 лет служил в органах МВД, активно участвовал в военно-патриотическом воспитании молодежи. И мало кто знал, что он на фронте был трижды ранен и тяжело контужен. Ветеран никогда никому не жаловался на состояние своего здоровья и до конца своих дней оставался солдатом…

Петр Михайлович Бахарев. Звание Героя Советского Союза ему присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 января 1944 г. На фронтах Великой Отечественной сражался с июня 1941 года.

После войны служил в органах внутренних дел. В 1967 году в звании подполковника ушел в отставку с должности начальника отдела СИЗО УИТУ. Награжден орденами Ленина, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, медалями. В ноябре 1986 года умер. Похоронен на аллее Славы в Красноярске.

Дата последнего обновления: 08.05.2020 12:16

Интернет-дневники

Музей «Тюремный замок»

архив новостей

« Сентябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4
2020 2019 2018  
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия